23 сентября
2019
понедельник
Информационный Портал Сибири
 




Афиша городов Сибири

БарнаулБарнаул
КемеровоКемерово
НовокузнецкНовокузнецк
НовосибирскНовосибирск
ОмскОмск
ТомскТомск


Подробности:

Театр
Кино
Изо
Литература
Музыка
Персоны
все рубрики >>
последние статьи >>
полный список статей >>
статьи категории Театр >>

Девять дней, которые потрясли театральный мир

Межрегиональный театральный фестиваль-конкурс Сибири, Урала и Дальнего Востока «Ново-Сибирский транзит», проходивший на площадках города с 20 по 28 мая, стал культурным обытием высочайшего уровня.

06.06.2010
Категория: Театр

Может быть, заголовок этой стать покажется пафосным, но межрегиональный театральный фестиваль-конкурс Сибири, Урала и Дальнего Востока «Ново-Сибирский транзит», проходивший на площадках города с 20 по 28 мая, действительно стал событием высочайшего уровня. Впервые объединились столь отдалённые территории, показав общий театральный контекст – 18 спектаклей от трёх регионов.

Станция «Транзитная» встречает гостей


На площади перед театром «Красный факел» творилось что-то невообразимое. Суета, беготня, толкотня, спешка, гудки, гонги. «Новосибирскъ-транзитный» – значилось на табличке над входом, круглые часы показывали время прибытия-отбытия, на столе, накрытом под открытым небом, дымился самовар, крики «извозчик!», «носильщик!» и «где мои чемоданы!» неслись отовсюду. Уши ублажал уличный духовой оркестр, глаза – стильная карета с лошадкой и пассажиры в одеяниях прошлого века, душу – дворник с наклеенной бородой и мальчишки-газетчики, сновавшие меж зевак. Вдобавок ко всему группа нарядных дам в манто и шляпках с вуалью создала живописную композицию, расположившись в роскошной багетовой раме, и тут же из старинной камеры на треноге вылетела птичка. Самое удивительное, что фото оказалось моментальным, его получили тут же, а в контрасте с манипуляциями доисторического фотографа публика снимала действо на мыльницы и мобильники.

Уличный спектакль артистов театра «Красный факел» и студентов театрального института означал, что фестиваль «Ново-Сибирский транзит» начался: дороги, пересадки, гостиницы, впечатления, встречи и расставанья, и так девять дней. И выкатывалось на сцену колесо с забавным театральным человечком, у которого на физиономии так и читалось: «театр – жизнь моя», и его живое воплощение – клоун в колпаке с бубенчиками – ударял в барабан, и на нём, на этом барабане, высвечивалась фестивальная карта и приближалось название города, участвующего в программе. И если футболки с фестивальной символикой, как посетовал автор и директор «Ново-Сибирского транзита» Александр Кулябин, не сработали (в театр хочется явиться при параде, а не по-спортивному), то сама эмблема врезалась в память всем и каждому. У фестиваля есть не только эмблема, но и само лицо – озорное, порой задумчивое, вдохновенное и приветливое.

Александр Кулябин с удовольствием подчеркивал, и не раз, что фестиваль – сам по себе спектакль, со своей завязкой, кульминацией и развязкой. «И куда это колесо вырулит, зависит от всех нас, от нашей доброжелательности и открытости. Мы знаем, как сложно адаптироваться на чужой сцене, и сделаем всё, чтобы наш спектакль-фестиваль удался!» – сказал он на открытии «Ново-Сибирского транзита». Фестиваль вырулил куда надо. На заключительном банкете слились прямо противоположные чувства: восторг, что всё это состоялось, и тоска, что всё это так быстро закончилось.

Место встречи изменить нельзя

Фестиваль «Сибирский транзит», рожденный в Новосибирске 9 лет назад, был единственным в своём роде. Он задумывался как передвижной и объехал Томск, Омск, Иркутск, Барнаул… Финансовое состояние фестиваля показало, что у него должен быть один хозяин, и он вернулся домой. Темой площадного перформанса и стало место проведения фестиваля: зрителям предстояло понять, что отныне место встречи изменить нельзя. Зато изменилась концепция, в силу которой расширились границы фестиваля, призванного, по словам Александра Кулябина, восстановить театральное кровообращение регионов.

Министр культуры Новосибирской области Наталья Ярославцева на пресс-конференции, предваряющей теперь уже «Ново-Сибирский транзит», сказала, что принято решение сделать его постоянным и проводить его раз в два года в Новосибирске. Идеальная организация форума, прошедшего без единой накладки, на одном дыхании, позволившая театрам не только показать спектакли в комфортных условиях, но и посмотреть работы коллег, убедила, что он стоит такого решения.

Три точки, расположенные в радиусе ста метров, – театр «Красный факел», ДК «Кобра» и гостиница «Сибирь» – превратили это пространство в особый театральный город, где время было сгущено до предела. «Я посмотрел расписание июньского фестиваля в Вологде – вот где напряженный ритм, спектакли идут с одиннадцати утра. Наш «Транзит» по сравнению с ним – курорт!» – заметил журналист Юрий Татаренко, который сам-то спал по три часа в сутки, взяв на себя львиную долю работы по выпуску фестивальной экспресс-газеты. Но 18 спектаклей за девять дней – это тот максимум, который мог отследить искушенный театрал, задавшийся целью погрузиться в фестивальное бытие сполна. А ещё проводились мастер-классы по сценическому движению, а ещё каждое утро в гостинице устраивались встречи гостей с новосибирцами в рамках проекта «Будем знакомы!». Александр Кулябин считает его ноу-хау фестиваля, и действительно, от обычных пресс-конференций эти встречи отличались форматом свободного общения, которое крепло на капустниках, банкетах-фуршетах и ночных бдениях в театральном кафе. Кстати, смех, сотрясавший «Кобру» после 23.00., свидетельствовал, что спокойной ночи здесь никто никому не желает. Заправляла арт-студия «Ха!Мы», объединившая капустные вечера единым сюжетом с заседанием присяжных, ставшим пародией на фильм «Двенадцать». Затем сцену уступали гостям, но в конкурсе капустников победил новосибирский «Первый театр».

«Золотая маска» Сибири»

Миссия фестиваля – не только представить театральный контекст региона, но и создать условия для полноценного общения и налаживания контактов для дальнейшей работы. Участники фестиваля перетусовались, как карты в профессиональных руках Арбенина. Актёры «Красного факела», не занятые в фестивальном «Маскараде», конечно, сокрушаются, что не стали участниками конкурсной программы. Но они работали кураторами в гостинице, выполняя обязанности по встрече и сопровождении гостей, и были рады тому, что спать приходится по три часа в сутки. Впечатлений от такого общения было море, знакомства и дружбы завязаны такие, что теперь и не развязать.

«Как критик я много езжу по российским городам и знаю, что есть ещё такие театры, которые никуда не выезжают сами, никого не приглашают к себе на гастроли, не приглашают критиков. Выглядят такие театры архаично. «Ново-Сибирский транзит» показал, что три объединённых фестивалем региона – это цивилизованная театральная страна, театры которой общаются и дружат благодаря "Ново-Сибирскому транзиту"», – сказала на заключительной пресс-конференции член жюри, главный редактор московского журнала «Страстной бульвар» и наша землячка Александра Лаврова.

О том, что «Ново-Сибирский транзит» претендует на главное театральное событие Зауралья, свидетельствовала чёткая продуманность каждой его составляющей. Подготовка началась ещё год назад, экспертный совет проделал колоссальную работу – отсмотрел около 80 спектаклей, претендующих на участие в фестивале. Затем несколько бригад, сквозь мороз и пургу, часто по бездорожью и на перекладных, объездили тьму городов. Из всего предложенного выбрали самые достойные работы, многие из которых создавались далеко не в цивилизованных условиях. Экспертов поразило, что в провинции творят часто не благодаря, а вопреки. Театры Кызыла и Новокузнецка, например, закрыты на реконструкцию, но коллектив одного всем миром достраивал помещение склада, чтобы там давать спектакли, а коллектив другого оборудовал для этого бутафорский цех. «Сибирские театры – самое интересное сейчас, что есть в огромной России» – сделала вывод Татьяна Тихоновец в журнале «Страстной бульвар».

«Экспонаты» как критерий вкуса

Эксперты уверяли, что никакой политики при отборе спектаклей нет – кто с кем дружит и кто кому полезен, не имело значения. Не отдавалось предпочтение какой-то определенной эстетике, и это становилось понятно при одном взгляде на фестивальную афишу: скандальный «Коляда-театр» с совершенно не традиционным прочтением «Трамвая "Желание"» Уильямса, новая драма в лице «Экспонатов» Дурненкова (два спектакля с одним названием – из Омска и Прокопьевска), и рядом – тургеневский «Месяц в деревне» из Минусинска и красноярские «Тёмные аллеи» по рассказам Бунина.

На первый взгляд, разве может считаться серьезным фестиваль, не имеющий темы. Но именно это и закладывалось в основу «Ново-Сибирского транзита» – не притягивать спектакли за уши под формат только потому, что это классика или авангард. Критерием отбора было только качество спектакля, хотя, как обмолвился председатель отборочной комиссии Олег Лоевский, были бы другие эксперты – были бы другие спектакли. Но профессионализм команды не вызывает сомнений, и не было в ней ни директоров театров, ни представителей власти. Как заметила министр культуры Новосибирской области Наталья Ярославцева, многие города предъявляли претензии и высказывали обиды, не попав в программу фестиваля, но пойти им навстречу было не в её полномочиях. А главный конкурс был впереди, в восьми номинациях, не считая специальных премий.

Однако сказать, что фестивальная афиша состояла сплошь из шедевров, сможет только идеалист. Самыми интересными оказались новосибирские спектакли: краснофакельский «Маскарад», ставший лидером фестиваля, стародомовский «Калека с острова Инишмаан», «Возвращение» «Глобуса» и «Доходное место» «Первого театра». Публика самого разного уровня взахлеб обсуждала омские «Экспонаты», кто не смог попасть на дневной спектакль, рвали на себе волосы от досады. Народ рыдал на барнаульском спектакле «Прощание славянки» по прозе Астафьева и за эту душевную встряску простил ему все неровности и некую опереточность второго действия, нарушившую подлинность происходящего на сцене. «Как сюда затесался тягомотный «Месяц в деревне»!» – возмущенно воскликнула одна зрительница, купившаяся на имя одного из самых интересных режиссёров провинции Алексея Песегова из Минусинска. Спектакль шел дольше трёх часов, публика уходила посреди действия, причём с первых рядов, не стесняясь своей раздражённости.

Уходили и со спектакля «Трамвай Желание» скандального «Коляда-театра» из Екатеринбурга. Но это те, кто не приемлет «помоечную эстетику» с выволакиванием на сцену той грязи, с которой мы сталкиваемся за стенами театра. Другие-то знали, на что шли. Чтобы врасти в этот театр, надо, как писал критик Валерий Кичин, задрать голову. Зал был забит до отказа, кому не хватило приставных банкеток, расселись прямо на полу. После финальной реплики, когда смолкла музыка, в зале стояла гробовая тишина. Это было затишье перед бурей оваций, когда никто не летит сломя голову в гардероб, чтобы успеть на последний автобус.

Теннеси Уильямс родился заново

Николай Коляда совершенно неожиданно прочитал знаменитую пьесу Теннеси Уильямса. У него получился, пожалуй, самый мрачный, самый безнадёжный спектакль из всех, им поставленных. Если в других работах Коляды жалкие и страшные персонажи преображаются, их душа пробуждается и худо-бедно тянется к свету, то здесь приговор маргиналам вынесен с самого начала и обсуждению не подлежит. И даже Бланш, эта, согласно классическим канонам, жертва хищного мира, нежный цветок, короче, как обозначил её сам Уильямс, хрупкий мотылек, не вызывает сочувствия. Никто не играл эту роль так, как отважилась это сделать Ирина Ермолова. Эту крупную холеную блондинку так и хочется вытрясти из обнафталиненнх тряпок и отправить к неграм на плантацию. Ермолова увидела Бланш как фальшивый бриллиант, поддельную купюру, манерную куклу, карикатуру на Марлен Дитрих, чьи песенки обожает эта сентиментальная девица. Кидается то на колени, то в истерику, то к бутылке. Ни одного искреннего слова, ни одного простого жеста. «Старая дева, учительница», – рекомендуется она первому встречному поклоннику, кокетливо меняя позу и задирая при этом ноги в сетчатых чулках до самого потолка.

Потом, всего минуту, когда рассказывает ему о своём застрелившемся муже-гее, сгибаясь пополам от боли, она – настоящая. Теперь понимаешь, почему она бегает по комнате на полусогнутых, теперь многое что про неё понимаешь. Нет-нет да и проскользнут в ней акварельные краски Елены Соловей, она и внешне слегка похожа на советский символ женственности, и представляешь, какая б стала эта Бланш, сложись её жизнь иначе. Но что есть, то есть. Бланш не вписывается в это мир не потому, что он грязен, а она чиста, он бездушен, а у неё, видите ли, душа изранена. Нет, не поэтому. Просто в этом мире нельзя быть слабым, а она слаба, безвольна, инфантильна, ещё и глупа. В этом мире нужно уметь защищаться, а не выставлять себя на посмешище. Да и не звали её сюда. Прав Стэнли: живёт в его доме, пьёт его виски, да ещё недовольство высказывает. Её имя он произносит растягивая гласную букву, издевательски, как настоящий истязатель, умеющий уничтожать постепенно: «Блянш». В точку.

Катастрофа актёрской школы побеждена

Ирина Ермолова и удостоилась премии за лучшую женскую роль, хотя конкуренция была весьма и весьма сильна. Хорошо, что в спектакле «Калека с острова Инишмаан» нет главной женской роли, а только второго плана, иначе сногсшибательная Татьяна Шуликова, глядишь, и не стала бы лауреатом. Среди мужских ролей над толпой возвысился Арбенин Игоря Белозерова. Вообще, как заметил председатель жюри, постоянный эксперт «Золотой маски» Алексей Бартошевич, первое, чем порадовал «Ново-Сибирский транзит», – высокий уровень актёров. «Русская актёрская школа терпит трудности, если не сказать катастрофу. Этот фестиваль даёт веру, что катастрофа не вечна. Был представлен очень яркий, многообразный спектр актёрских работ – главных, второстепенных и совсем маленьких. Это усложнило работу жюри, но побольше бы таких сложностей», – сказал он на заключительной пресс-конференции.

С другой стороны, Алексей Бартошевич не стал скрывать, что в театральной картине трёх регионов хватает проблем. «До последнего момента мы не знали, как быть с номинацией «Новация», – продолжил он. – Мы долго ждали работ, которые бы нас ошеломили, которые бы вписывались в мощный поток мирового театра. В итоге мы решили, кому присудить первенство в этой номинации – но сам факт! Об этом стоит задуматься театрам того гигантского пространства, которое организаторам «Ново-Сибирского транзита» удалось объединить (и это тоже нужно отметить как плюс – территория действительно огромная). Без этого живое развитие театра замедляется и усложняется». Забегая вперед, скажем, что премию «Новация» получил спектакль Красноярского ТЮЗа «Собаки-якудза» в режиссере Тимура Насирова. «Решение жюри по всем номинациям очень грамотно и политически корректно», – прокомментировал один из актёров «Красного факела», выразив мнение многих.

Но прежде, чем были объявлены лауреаты, пошел дождь. Зрители, собравшиеся под разноцветными зонтами у театра, переживали, что специально обученные джамперы поскользнутся на мокром асфальте, но уличный перформанс итальянского актера Андреа Бенаглио, всю неделю занимавшегося пластикой с молодыми актёрами, прошел без сучка и задоринки. И всё же то, что происходило на площади, было несравнимо с тем, когда на сцене «Красного факела» начался настоящий автопробег: монопеды, велосипеды и даже супер-навороченный мотоцикл дали несколько прощальных кругов, прежде чем укатиться навстречу «Ново-Сибирскому транзиту-2012»…

«В рамках фестиваля «Ново-Сибирский транзит преодолено сорок тысяч километров — самолетами, поездами, автобусами, продано пять тысяч театральных билетов, тринадцать классиков перевернулись в гробу, пять драматургов ощутили себя живыми классиками, семнадцать лучших театров навсегда вошли в историю «Ново-Сибирского транзита», – ошарашивали цифрами ведущие торжественной церемонии. Она проходила в декорациях и костюмах спектакля «Мещанин во дворянстве», то есть блистала роскошью и помпезностью. Может, золотой дождь в виде кусочков сияющей фольги мог покоробить эстетов, но и он работал на имидж фестиваля как главного театрального события Сибири. В сознании прочно укрепилась мысль: нет высшего счастья на земле, чем стать лауреатом фестиваля «Ново-Сибирский транзит».

«Я счастлив», – так и сказал со сцены Александр Кулябин, и голос его дрогнул. И никакое это было не актёрство.

Яна Колесинская

Лауреаты фестиваля «Ново-Сибирский транзит-2010»:

Лучшая женская роль — Ирина Ермолова за роль Бланш в спектакле «Трамвай «Желание» («Коляда-Театр», г. Екатеринбург, режиссер Николай Коляда)

Лучшая мужская роль — Игорь Белозеров за роль Арбенина в спектакле «Маскарад» (Новосибирский академический театр «Красный факел», режиссер Тимофей Кулябин)

Лучшая женская роль второго плана — Татьяна Шуликова за роль Эйлин в спектакле «Калека с острова Инишмаан» (Новосибирский театр «Старый дом», режиссер Сергей Федотов)

Лучшая мужская роль второго плана — Алексей Исаченко за роль Петра Ивановича в спектакле «Темные аллеи» (Красноярский драматический театр им. А. С. Пушкина, режиссер Олег Рыбкин)

Лучшая мужская роль второго плана — Александр Викулин за роль Месье Чиссика в спектакле «Мы, герои» (Екатеринбургский ТЮЗ, режиссер Франсуа Рансийак)

Лучшая работа художника — Илья Кутянский, спектакль «Темные аллеи» (Красноярский драматический театр им. А. С. Пушкина)

Лучшая работа художника — Олег Головко, спектакль «Маскарад»
(Новосибирский академический театр «Красный факел»)

Лучшая работа режиссёра — Дмитрий Егоров, спектакль «Экспонаты» (Омский академический театр драмы)

Специальные премии присуждены:

Премия «Новация» — Спектакль «Собаки-якудза» (Красноярский ТЮЗ, режиссер Тимур Насиров)

Премия «Надежда сцены» — Студенты Алтайской Академии искусств и культуры — исполнители ролей в спектакле «Прощание славянки» (Молодежный театр Алтая, г. Барнаул) — Юрий Беляев, Артём Березиков, Семён Ваулин, Дмитрий Гомзяков, Александр Коваль, Алексей Межов, Евгений Нестеров, Михаил Перевалов, Дмитрий Плеханов, Александр Савин, Кирилл Фриц, Владимир Хворонов, Юлия Алымова, Татьяна Данильченко, Ольга Одуева, Оксана Поносова, Юлия Пошелюжная, Мария Сазонова, Ольга Ульяновская.

Премия «Лучшее световое оформление» — Евгений Ганзбург, спектакль «Маскарад» (Новосибирский академический театр «Красный факел»)

Специальный Диплом председателя жюри «За лучший актерский дуэт» — Алевтина Александрова и Валерий Оника, спектакль «Старомодная комедия» (Норильский Заполярный театр драмы им. Вл. Маяковского)

Специальный Диплом жюри «За верность традициям национальной истории и народного искусства» — Тувинскому музыкально-драматическому театру им. В.Кок-оола за спектакль «Культегин»

Премия «Лучший театральный менеджер» — Николай Коляда («Коляда-Театр» г. Екатеринбург)

Премия «За Честь и Достоинство» вручены двоим:
Самохвалов Алексей Николаевич — заслуженный артист РСФСР, актер Алтайского краевого театра драмы им. В. М. Шукшина (г. Барнаул), Кисенкова Клавдия Константиновна — народная артистка России, актриса Международного театрального центра им. А. П. Чехова (г. Южно-Сахалинск).
06.06.2010

Коды для форматирования текста:

[b] текст [/b] - полужирный
[i] текст [/i] - курсив
[u] текст [/u] - подчеркивание
(при желании)


ближайшие праздники

5.10 - День Учителя
3.11 - Хэллоуин
4.11 - День Народного Единства
7.11 - День Октябрьской Революции
10.11 - День Милиции

сервис знакомств

Я
Ищу
От  до  лет
Место жительства:
 c фотографией
 сейчас на сайте

заполнить анкету
© OOO "СибирьИнфо" 2006 г.